Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Sobesednik.ru поговорил с директором Института аграрного маркетинга Еленой Тюриной об импортозамещении и санкциях.

Санкции, антисанкции, рост цен, уничтожение импортных продуктов, фальсификация и падение качества – за последние три года желудки и умы россиян немало натерпелись.

Между тем мы вовсе не с 2014-го, когда начались известные события, а с 2010 года идем курсом Доктрины продовольственной безопасности РФ, по которой Россия должна обеспечивать себя продуктами на 90%. Третий год идет импортозамещение. Как успехи? Доживем ли до изобилия дешевых и качественных продуктов?

– Елена Борисовна, чем-то уже можем себя накормить сами?

– Зерном, сахаром, растительным маслом мы обеспечены на 100%. Россия занимает первое место в мире по экспорту зерна, второе место в мировом экспорте подсолнечного масла.

Хорошие результаты в мясном комплексе: по свинине, курице мы уже полностью обеспечиваем свои потребности, а крупные агрохолдинги начали сертификацию продукции для получения разрешения на экспорт в отдельные страны – Китай, Вьетнам, государства СНГ.

– А говядину по-прежнему завозим...

– Главный фактор – это объем инвестиций. Свинина занимает первое место по объему инвестиций – 16% всех средств, вложенных в АПК. На втором месте бройлер – 13%. Производство говядины развивается медленнее еще и из-за длительного периода реализации проектов по выращиванию мясного скота. Но и здесь импорт постепенно снижается.

Скажи «сы-ы-ыр» и заплачь

– Больше всего головной боли санкции добавили любителям сыров и молочной продукции. Цены выросли, качество упало. Есть ли шанс вернуться хотя бы к исходным данным 2014 года по цене – качеству?

– Производство молочной продукции за время действия санкций увеличилось на 3,4%, при этом производство сливочного масла сократилось на 1,5%, а сливок и творога выросло на 5–8%. Сыров делаем больше на 20%.

Но 25–30% всей молочной продукции производится с применением растительных жиров, пальмового масла, которое вводится в молочные продукты, замещая сырое молоко. Возникают вопросы к качеству этого продукта.

Основная проблема молочного рынка – большой дефицит сырого товарного молока, которое производится не фермерами, а сельхозпроизводителями на современных комплексах. Доля фермеров на рынке молока, кстати, достаточно велика – порядка 40%. Но этого не хватает. Тормозит развитие и другой фактор – долгий период окупаемости проектов.

Елена Тюрина / из личного архива

– С молочкой это давняя проблема. А вот почему картошку свою не можем вырастить? В магазинах зимой – импорт.

– Выращиваем! И в достаточных объемах. Не только картошку, но и весь так называемый борщевой набор. Зимний импорт овощей – это проблема не производства, а хранения. Но овощехранилища строятся, в это вложено немного – 1,7% от общего размера инвестиций в АПК, – но дело уже сдвинулось с мертвой точки. Кстати, в этом году мы зафиксировали свое­образный рекорд – минимальный сезонный рост цен на овощи. Обычно темпы роста цен по овощам в зимний период доходили до 45–50%, а в 2014 году на фоне падения рубля и санкций было все 70–80%. В этом году ждем меньше – порядка 20–30%. Могу еще сказать, что пошли инвестиции в тепличные хозяйства – производство томатов, огурцов, салатной зелени, – благодаря чему доля импорта в зимний период уже снизилась с 70 до 45–50%.

Куда фермеру податься?

– Инвестиции, о которых вы говорите, попадают в основном агрохолдингам-гигантам?

– Тут есть проблемы. Мы видим усложненный доступ к льготному финансированию для новых проектов. Деньги получают в основном проекты известных на рынках компаний. То есть финансирование направлено на поддержку крупного бизнеса, причем уже действующего. Но это тоже понятно: меньше риски невозврата заемных средств.

– Вот фермеры и устраивают то бунты, то марши...

– Фермеров, конечно, тоже необходимо финансировать. Но здесь нужно смотреть, какое место они могут занять на нашем рынке. Конкурировать с крупными производителями им тяжело, потому что себестоимость производства у фермера, конечно, выше. Я вижу для фермеров сегодня два пути. Первый – это интеграция в структуру крупного производителя на обсуждаемых условиях. Второй – работа в нише экологичной премиальной продукции. Но это отложенная перспектива, так как в текущих условиях уровень доходов населения не позволяет увеличивать потребление продуктов высокой стоимости.

– Количество часто не озна-чает качество. Полки в магазинах не пустуют, но вот то, что на них, иногда шокирует даже проверяющих.

– Рынок сегодня подстраивается под потребителя. Потребители делятся на группы по уровню доходов – с низким, средним, высоким доходом. Наибольший объем продаж отмечается в среднем ценовом сегменте, и удержать здесь цену на приемлемом для потребителя уровне, не снижая качества, производителю сегодня очень сложно. Поэтому надо четко понимать: если идете покупать дешевый продукт, он будет не очень качественный и не очень натуральный – могут быть добавки. Если вы идете за дорогим продуктом, больше шансов купить качество. Читайте этикетки и понимайте, за что вы платите – за содержание молочного или растительного жира, от этого зависит вкус. Если видите явные фальсификаты, нужно жаловаться в Роспотребнадзор.

Отмена санкций больно не ударит

– Что нам не импортозаместить, сколько ни старайся?

– Естественно, мы всегда будем импортировать тропические фрукты – по чисто климатическим причинам. Помню, много было переживаний, когда запрещали польские яблоки. До санкций мы импортировали до 1,5 млн тонн в год, главным поставщиком была Польша. А сейчас мы уже видим достаточно серьезные проекты по возобновлению садов: они реализуются и на юге, и в Центральном регионе, и уже заметно увеличение предложения российских яблок. Причем это происходит параллельно со строительством плодохранилищ, которые позволяют хранить яблоки с момента уборки урожая до лета, 8–9 месяцев. Сегодня российские яблоки можно купить и зимой.

Читайте этикетки и понимайте, за что вы платите / Global Look Press

– А премиальные сыры и пресловутый хамон?

– Мы пока не производим премиальные сыры – у нас просто еще мало практики. Но это все равно и сейчас присутствует на рынке. Хамон есть, французские сыры. У нас есть поставщики, в отношении которых не действует эмбарго – Сербия, Хорватия, Словения. Через них поступает необходимое количество продукции. К тому же используются теневые схемы поставки.

– А будут снижаться цены? Иногда российский продукт стоит ненамного дешевле, чем его собрат, приехавший в Россию через полмира. П­очему?

– Чем выше уровень насыщенности рынка, тем меньше темпы роста цен. Наверное, вы обратили внимание, что цены на свинину и курицу практически не растут, потому что большое предложение. Но в структуре себестоимости продуктов немалую роль играют и затраты на электричество, газ, топливо. Когда они повышаются, это увеличивает себестоимость. Поэтому ждать стабильности цен можно только в случае, если будут зафиксированы цены для сельхозпроизводителей и перерабатывающих предприятий. Это станет моментом сдерживания цены.

– Что будет, если отменят санкции?

– Не вижу ничего страшного. Вероятно, так и произойдет к концу 17-го года. Но я не думаю, что это негативно отразится на нашем рынке. Посмотрите на примере той же птицы. В 2000 году мы импортировали порядка 60%, одних только «ножек Буша» 1,3–1,4 млн тонн. Но после того, как стало расти производство отечественной продукции, мы полностью от них отказались. У наших покупателей высок «патриотизм» – доверие к отечественным продуктам. Поэтому, если даже будут отменены санкции, я не вижу серьезных угроз. И при том курсе доллара, который сейчас установился, европейские производители просто не смогут серьезно конкурировать с российскими.


Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева

Россияне шокированы стоимостью одежды Медведева