Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками


Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Ватников Диваныч: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:

    Условно-закончено.

    Осталось самому прочитать и, может быть, даже вычитать. А пока это только черновик. Автор заранее предупреждает умных и серьезных читателей, что это сказка про Ивана-дурака. Да, да, именно дурака. Того самого, который живет в соседнем доме и жить Вам не дает.Да и вообще, умные читатели, как Вас вообще могло занести к автору с таким то псевдонимом? Краткое содержание Шёл по улице малютка, посинел и весь продрог. Вдруг видит - рояль в кустах. Вырезал он из рояля Буратину, пардон, золотую рыбку, и давай она исполнять все его желания. Но не стерпела тут общественность и сапогом малютке кааак даст по глупой ж..., в общем, пониже поясницы метились. Но увернулся малютка и убежал в прошлое. Говорит малютка золотой рыбке - хочу, во первых, пива, а во вторых...    В общем, дальше читайте сами и кидайтесь тапками. Версия от 16.10.2015 Так называемая "Первая книга" объединена с первой половиной так называемой "Второй" ради удобства копипаста при выкладке "Второй". :))
     От автора. В качестве послесловия.   Основная идея этого произведения родилась на уютном, не очень продавленном старом диване в доме, густо утыканном поверх шиферной крыши телевизионными антеннами метрового диапазона. Дома этого уже давно нет, как давно нет и самого города, в котором когда-то стоял этот дом. Да что там говорить - давно нет даже страны, в которой когда-то был построен этот город.      Все имена и фамилии персонажей, а также самого автора вымышлены.   Все упомянутые исторические события, постановления и ноты протеста, решения съездов и прочие первоисточники, а также названия партий и учреждений вымышлены.   Все географические объекты и исторические даты, а также номера параллелей, меридианов и почтовых отделений вымышлены.   Все технологические процессы, будь то изготовление ватрушки с мидиями или укладка асфальта на снег, вымышлены.   Всё остальное - чистая правда, а также не менее чистая неправда.      Выражаю отдельную благодарность изобретателям джинсов, кока-колы и компьютерной клавиатуры, а также особую благодарность всем техническим работникам 51-й средней школы, в которой я никогда не учился.      Посвящается замечательному 311-му отделу, а также хорошим числам 3101 и 52, а заодно и 19068.      Начался процесс растаскивания "Грэйва" по библиотекам. Посему вынужден предупредить читателей этих библиотек - перед Вами черновик, версия актуальная на 16.10.2015.   Черновик с разна-апрасными апшипками и подлежащий прабке. Вариант текста неокончательный, кое-что из него будет обязательно выброшено, кое-что добавлено, где-то просто переставлены местами буквы и запятые.   Не поленитесь, загляните на Самиздат, проверьте наличие обновления. Гугл Вам в помощь, этот негодник всегда знает, где меня искать.         Часть первая      Вместо эпиграфа      - Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? - спросил Остап. - Только подсчитайте все.   - Сто рублей, - ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой.   - Да нет, вы меня не поняли. Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете.   Балаганов долго думал, несмело улыбаясь, и, наконец, объявил, что для полного счастья ему нужно шесть тысяч четыреста рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо.   - Ладно, - сказал Остап, получите пятьдесят тысяч.    "Золотой теленок", Ильф и Петров.      Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством.    'Удержат ли большевики государственную власть?' В.И.Ленин      Аппетит приходит во время еды.    Народная пословица            1 Лес       Пробка бутылки от порыва ветра соскользнула с камешка и, подхваченная течением, неспешно поплыла по ручейку, ловко огибая встречные камушки. Черт, выругался про себя Макс, убирая уже наполовину наполненную бутылку из-под тонкой струйки родника. Перспектива ползать по лесу с открытой бутылкой ему не улыбалась. В сумке документы, открытую бутылку к ним никак нельзя. Глотнув из горлышка, Макс надежно пристроил бутылку у родника и заспешил за удаляющейся пробкой. Наклонившись, ухватил взбунтовавшуюся пробку. Вылезая из овражка, промытого ручейком, и уже выпрямляясь, Макс поскользнулся и, сохраняя равновесие, взмахнул руками. Пробка весело вырвалась и продолжила свой побег, исчезнув за колючими кустами. Снова ругнувшись, Макс было ломанулся вслед, но вовремя одумался. Одежонка то хоть и потрепанная, но в город в ней еще можно выйти, особо не рискуя быть принятым за бомжа. Покупать одежду Макс не любил, с деньгами сейчас вечная напряженка и поэтому придется опять нервничать под презрительными взглядами продавцов, примеряя то, что подешевле. Потом то уже редкий глаз отличит обновку, произведенную на какой-нибудь Малой Арнаутской славного города Пекина от очередных извращений маститого кутюрье, но вот пока ценник не оборван, насмешливых взглядов не избежать. Парадокс - продавщицы получают ненамного больше чем он, а порой и меньше, а строят из себя внучек нефтяного магната. Тяжело вздохнув, Макс отправился в обход кустов. Пробка нужна. День жаркий, а идти еще далеко. Еще повезло, что на этот ручей наткнулся.       Макс давно ездил на полупустом баке и вот доигрался. Заправка не работала. Внутри суетились радостные личности в форме фискалов. Оператор заправки имел бледный вид. Понятное дело - его ничего хорошего теперь не ждет, раз заправку даже закрыли для проверки. В лучшем случае просто уволят, не навесив долгов. В худшем случае ждет его дальняя дорога и казенный дом, нужен же какой-то козел отпущения. В том, что хозяин заправки откупится, ни малейших сомнений не просматривалось ни на угрюмом лице оператора, ни на радостных лицах фискалов. Всегда так было и, похоже, всегда так будет. Разве что иногда что-то случайно заклинивало в давно отлаженном государственном механизме, и тогда зарвавшегося хозяина кидали в кутузку на радость продажной прессе, тут же объявлявшей страдальца узником совести.   Но Макса дальнейшая история акул нефтебизнеса и судьба самой заправки мало интересовала. Если бензина не хватит, то... Но думать об этом то не хотелось и Макс пытался максимально сократить расстояние до следующей заправки, выбирая при этом наиболее экономичный режим езды. Не помогло, двигатель зачихал и Макс выключил его, не стоит окончательно высушивать топливопровод. Не хватило каких-то паршивых десяти километров. Хорошо хоть, что в машине нашлась канистрочка-трехлитровка из-под тосола, а ведь недавно хотел прибраться, выбросить всё лишнее. Да здравствует человеческая лень! Теперь есть шанс обойтись малой кровью. Два часа туда, два назад. Вряд ли кто подвезет - не та дорога и не то время. О том, что кто-то поделится бензином, и мечтать не приходилось, разве что втридорога продаст. Но втридорога Макса не устраивало, бюджет на ближайшие три дня не предусматривал даже пачки сигарет. Пес с ними, с сигаретами, уши, конечно, без курева опухнут, но иначе нельзя. Через три дня будет оплата за только что выполненную халтурку, тогда и покурим, если раньше не бросим. Макс, в последний раз сверившись с картой на навигаторе, выключил его, отключил его от бортсети и засунул в сумку, где уже лежала полупустая бутылка минералки. Аккумулятор в навигаторе старенький, в машине это никакой роли не играет, в ней навигатор питается от бортсети, а вот без машины хватит его всего-то на пару-тройку недолгих ориентирований. Но на всякий случай взять надо. Всё-таки лес. Нет, конечно, можно пойти и по дороге, не заблудишься, но она скоро петлю делает, горку объезжает и можно хорошенько путь сократить, если через лес двинуть.    Максу повезло, что он наткнулся на родник, когда обходил ручеек. Нет, не всё в жизни так плохо, бывают и удачи. Теперь не придется канючить на заправке воду. Да и кто её даст - нынче кругом волчий оскал капитализма - хочешь пить - покупай. Вон она, вода, целыми рядами в витринах стоит, тут тебе и "Нарзан" и "Ледники Антарктиды". Манит фирменными этикетками на бутылках. А внутри все та же вода из-под крана, ну в лучшем случае из такого же местного родничка, как этот. Повезло то повезло, но вот проклятая пробка! Хорошо еще, что кусты растут узкой полосой, пробка наверняка их перелетела и лежит там, в траве. Да вот и она. У корней поваленной сосны, лежит себе, синеет в вывороченном корнями белом песке, а ведь могла и под корни закатиться, ни в жизнь бы не найти. Нагнувшись, Макс отдернул руку и отскочил. Наполовину высунувшись из песка, из-под корня Максу весело улыбался человеческий череп.      2 Череп       Череп можно было разглядеть, только хорошенько нагнувшись. Судя по тому, что кости голые, давно здесь лежит. Хотя давно - понятие относительное, Макс ни малейшего понятия не имел, сколько времени нужно человеческой плоти, чтобы навсегда исчезнуть в природном круговороте, оставив только кости. Может, пару лет, может десять, может и все пятьдесят. Надо будет властям сообщить. Хотя нет, не надо. Затаскают потом со своими глупыми вопросами - а что ты там делал, зачем ехал, зачем не по дороге шел и не китайский ли ты вообще шпион. Нет, действительно, смех смехом, а вдруг где-нибудь здесь какая-нибудь сверхсекретная база под боком. Макс подобрал пробку и вернулся к роднику, не спеша напился, наполнил наконец-то бутылку под горлышко и засунул её в сумку. Нет, сообщать органам ни в коем случае нельзя. Вдруг это бизнесмен какой-нибудь, где, спрашивается, три чемодана денег, с которыми бизнесмена видели прогуливающегося по центру города в последний раз? Тут уже конфискацией попахивает с торжественными ночными похоронами под новым узкоколейным автобаном. Стоп. А ведь это мысль. Надо возле черепа пошарить, чемоданов, конечно, там быть не может, но вдруг чего-нибудь полезное найдется.   Макс подобрал какой-то высохший сук, намереваясь использовать его в качестве лопатки, подхватил сумку и пустую канистру и пошел к сосне. Присел и заглянул под корни. Череп был на месте и все так же радостно улыбался Максу во все тридцать два зуба. Или во все 30, Макс их считать не собирался. Но то, что их полный комплект, Макс оценил сразу. У него самого после сорока прожитых лет недокомплект был уже значительным. Сказывалась полунищета, свалившаяся на страну с очередной сменой политического курса. Значит, хозяин черепа либо молодой, либо богатый. Либо давно здесь лежит, с тех самых пор, когда визит к стоматологу не стоил таких бешеных денег, как сейчас.    Револьвер у Черепа был. Аккуратно, чтобы не потревожить кости, Макс разбросал рыхлый песок импровизированной лопаткой и сразу на него наткнулся. Не узнать легендарное детище оружейного мастера Нагана было сложно, хотя деревянные накладки рукоятки давно сгнили, а железные части, поддавшись ржавчине, скорее походили на детскую поделку из рыжего пластилина, чем на грозную вороненую сталь. Рядом с этим комом ржавчины странно было видеть почти блестящий браслет белого металла, ничуть не тронутый окислением. Браслет был на запястье скелета. Пошуровав палкой в песке в районе тазовых костей, Макс услышал звяканье и увидев в песке небольшую кучку разнокалиберных монет, довольно усмехнулся. Ага, часть из них явно золото. Макс отложил палку и руками просеивая песок, жадно подобрал монеты. С первой же золотой монеты на Макса глянул лик последнего российского императора. Золотыми тут были пятирублевки, десятирублевки и даже несколько монет странным номиналом семь пятьдесят. Это я хорошо зашел, улыбнулся Макс, вспомнив старый фильм. Нумизматическую цену монет Макс не знал, но знал, что в золотом червонце 7.7 грамма чистого золота. Золотом Макс насчитал ровно 150 рублей, а это больше ста грамм чистого золота. Точной цены золота Макс тоже не знал, в биржевых сводках газет его торговали какими-то тройскими унциями, вроде примерно 30 граммов. Ладно, потом в интернете узнаю, понятно лишь, что только по весу здесь несколько его зарплат в лучшие времена. Остальные монеты - сильно окислившиеся серебро и медь, тоже еще царской чеканки. Тоже чего-то стоит. Спасибо тебе, Череп. Белым ли ты был или красным, но мировая Революция в моем лице тебя не забудет. В том, что Череп лежит здесь со времен Гражданской, Макс почему-то не сомневался. Золото и наган об этом просто кричат. Вот только браслет. Серебро за столько лет окислилось бы, потемнело, а вот нержавейка и спустя годы должна блестеть как новая. Когда её изобрели? - Макс совсем не помнил, но подумал, что вроде после Второй Мировой. Или после Первой. Да неважно, уж точно в 20-м веке. А может, это платина? Уж её-то стопроцентно давно знали. Да ведь можно по весу определить, платина металл тяжелый. Макс поддел браслет палкой и потянув, слегка поморщился, когда распавшиеся в суставах кости руки негромко стукнули друг о друга, снова упав на песок. Брать в руки браслет, только что касавшийся костей, было неприятно, но после монет, уже легкомысленно перекочевавших в карман летней куртки, дорога заразе была уже проторена и Макс, поколебавшись немного, снял браслет с палки. Браслет оказался легким, явно не платина, но Макс не успел огорчиться. На браслете были часы. И они шли. Секундная стрелка мирно совершала оборот за оборотом.      3 Грэйв       Макс сидел на поваленной сосне и, глядя на часы, лихорадочно размышлял. Бред какой-то. Если это современник, то и в этом случае часы странно долго идут. Сколько может служить батарейка? Лет пять, наверное, если хорошая. Часы явно не ширпотреб, судя по тому, что за время, проведенное в земле, влага не проникла внутрь, не испортила механизм, а значит и батарейка фирменная. Макс сравнил время на своем мобильнике и на часах. В минутах была небольшая разница, но Макс не был уверен, не убежало ли время на самом мобильнике вперед или не отстало. А вот часовая стрелка на два часа не совпадала с текущим временем. Но ведь и это ни о чем не говорит. Разница в два часа может быть вызвана как тем, что с начала 20-го века местное время много раз меняли всякими декретами и постановлениями, так и тем, что Череп мог прибыть сюда из другого часового пояса и не перевести стрелки.   Нет, что-то тут не вяжется. Судя по тому, что на скелете нет ни одежды, ни обуви, всё давно сгнило и труп пролежал здесь не меньше десяти лет. Ну разве что он бегал по лесу голым, в часах, в одной руке наган, в другой монеты. Но идущие часы... Кто-то из современников Макса мимоходом надел на скелет Черепа часы? Бред. Бросили труп раздетым, не взяв наган и золото? Бред вдвойне.   Макс машинально надел часы себе на запястье. Немного давит, то ли с непривычки, то ли маловат браслет. Макс решил выставить на часах время по мобильнику. Как же это делается? Макс уже давно не носил часов, их сразу же заменил мобильник, как только Макс его купил. Но механическую память, вбитую десятилетиями ношения часов, так просто не сотрешь. Макс оттянул заводную головку и подвел время. Вернул головку назад. Посмотрел на мобильник. Нет, надо подвести еще на минуту вперед. Макс снова вытянул головку, но стрелки больше не вертелись. Проскочил, что ли? Окошка даты в часах нет, зачем же тогда это положение головки? Макс быстро крутанул головку два раза по часовой, три раза против. Никакой реакции. Ладно, потом разберемся. На всякий случай Макс еще раз крутанул головку по часовой и видя, что ничего не происходит, решительно задвинул её назад. Рука с часами моментально онемела, голова закружилась. В ушах постепенно застучал незнакомый голос "Адаптация сенсодатчиков грэйва началась", перед глазами закрутился полупрозрачный силуэт человека с пульсирующим красным цветом браслетом на руке, от браслета тянулись желтые и синие линии к различным частям тела силуэта, некоторые пульсировали, некоторые становились зелеными. К горлу Макса подкатила тошнота и он уже хотел отключиться, как вдруг всё закончилось. Все линии, тянущиеся от пульсирующего красным браслета, стали зелеными, потом исчезли, сам браслет тоже стал зеленым и видение исчезло. В голове опять прозвучал незнакомый голос   - "Адаптация грэйва закончена. Сенсодатчики исправны. Новый хозяин внесен в базу данных. Грэйв находится в режиме обучения нового хозяина. Для активизации обучения или других команд хозяин должен мысленно или голосом позвать "грэйв" и задать вопрос или дать другую команду. Хозяин понимает? Вариантов мысленного ответа три - да, нет, не совсем."    Макс как-то совершенно автоматически ответил "да". Голос в голове замолчал. Макс огляделся. Он все так же сидел на поваленной сосне, у корней всё так же улыбался Череп. На руке часы, карман летней куртки оттягивают монеты. Вот сумка, вот канистра. Чертовщина, конечно. Не заразился ли он от Черепа? О трупном яде Макс слышал, но что это такое и как быстро действует, Макс не знал. Вряд ли через кожу этот яд действует так быстро. Другим путем Макс заразиться не мог, он ведь не ел и не пил. Да и симптомы подхваченной болезни как-то быстро прошли. Больше не тошнит, голова не кружится, видений нет, голоса не слышны. Макс прислушался к себе - ничего нового не болит. Подошел к ручью, вымыл на всякий случай руки. Взгляд упал на часы Черепа. Браслет больше не давил, сидел как влитой. Чертовщина продолжается. Браслет адаптировался к руке, подумал Макс, применив недавно услышанное слово. Стоп. Адаптация. Браслет Черепа. Голос. Картинка. Силуэт с браслетом на руке.   Повинуясь внезапно вспыхнувшей догадке, Макс повернулся к Черепу и спросил - "грэйв?" В голове сразу зазвучал голос - "Да, хозяин". Череп по-прежнему улыбался Максу всеми своими зубами. Когда звучал голос, челюсти не двигались. Все правильно, легких нет, гортани нет, языка нет, незачем и рот раскрывать. Браслет просто транслирует мысли. Вот она - телепатия в действии. Макс попытался мысленно спросить "ты кто?" Ответа не последовало. Что-то не так. Ага. Все правильно. Мыслей в голове много, браслет-транслятор обязан как-то отделить просто мысли от мыслей для диалога. Попробуем подумать так - "грэйв, ты кто?" Незамедлительно последовал ответ   - "Я грэйв. Твой персональный грэйв. Модель с расширенными функциями для путешественников. Более подробное описание словами невозможно, последний раз словарный запас для данной местности текущей линии обновлялся почти сто лет назад, в 1917-м году по тогдашнему летоисчислению. До обновления словарного запаса возможна лишь примерная экстраполяция терминов основного языка данной местности на данный локальный год текущей линии. Полное обновление словарного запаса возможно с помощью высылки разведчиков. Может потребовать от нескольких суток до двух месяцев. Грубое обновление словарного запаса возможно с помощью любого современного энциклопедического или толкового словаря в течение примерно получаса. Разреши, хозяин, выслать разведчиков для полного пополнения словарного запаса."   Обалдевший Макс только и мог ответить "разрешаю". Фантастикой Макс увлекался всегда и в возможности существования пришельцев из других цивилизаций не сомневался. Но грэйв не унимался   - "Хозяин, для более быстрого формирования базового внешнего синтезатора, необходимо опустить меня в воду. Это необходимо для соблюдения безопасного температурного режима."   Макс уже нагнулся к Черепу, чтобы отнести его в ручей, но остановился и спросил - "Грэйв, а тебя нужно носить всего сразу или можно по частям - сначала череп, а потом остальные кости?", на что получил ответ   - "Хозяин, у меня нет черепа. Тот череп, на который ты смотришь, принадлежит моему бывшему хозяину. Я - часы на твоей руке."    Макс не заржал только потому, что совершенно обалдел. Ну надо же - подумать, что с ним разговаривает вот этот скелет. И я уже столько времени с ним разговаривал, вернее слушал его, глядя в пустые глазницы. Ну и идиот же я.   Макс перевел взгляд на часы. -Грэйв, так ты компьютер? Робот? - на что получил ответ   - "Да, хозяин. Можно и так считать, экстраполяция имеющегося словарного запаса на данный год почти совпадает с твоим определением. Грэйв - это итог дальнейшего развития техники роботов и компьютеров. Разработан в 1014 году по летоисчислению создателей. Более точное определение возможно после анализа словарного запаса текущей эпохи."   Макс подошел к ручью и опустил в него руку с грэйвом. "Грэйв, давай, делай своих разведчиков. Долго это?"   - "Около минуты, хозяин. Столько времени надо для создания бакриса. После этого меня можно вытащить из воды, в дальнейшем контакт с водой необязателен".   Макс почувствовал, что браслет немного потеплел. Сильно или нет, Макс не знал, но браслет был явно теплее воды. Через минуту грэйв дал понять, что можно вынуть его из ручья. Макс вытащил руку и разглядывал грэйва. На торце часов открылось небольшое отверстие и оттуда вылетела какая-то мелкая мушка. Мушка села у воды и тут же надулась сбоку, как насосавшийся крови клещ. Вскоре округлое бесформенное брюшко "клеща" превратилось в прямоугольный параллелепипед серебристого цвета размером с сигаретную пачку. Из пачки быстро начали вылетать мелкие мушки похожие на первую и начали разлетаться в разные стороны. Затем процесс пошел в обратном порядке - пачка начала оплывать, странная мушка снова стала напоминать насосавшегося клеща, затем сдулось и брюшко, а мушка влетела в снова открывшееся в торце часов отверстие.    Макс снова потребовал объяснений у грэйва, попросив называть термины конечным языком его создателей. Макс в свое время много читал и его очень забавляли определения предков для самых простых вещей современности. Например, автомобиль предки называли самодвижущейся повозкой, да и сам Макс застал времена, когда в официальной речи компьютер вычурно назывался электронно-вычислительной машиной. В общем, Максу не хотелось объясняться пещерным языком, и он сразу захотел узнать конечные названия демонстрируемых ему достижений другой цивилизации. После объяснений грэйва Макс многого не понял, но заставляя грэйва местами переводить понятия на прежний экстраполированный язык, узнал главное.          От автора - В связи с преждевременным включением черновика сего опуса в "Энциклопедию Гарика и Вязовского" имею заявление.      Дальше первую часть черновика "Грэйва-1 " читать не следует. Она будет очень сильно переработана. Очень. Минимум наполовину. Слишком сильно поведение Ивана-дурака в 2017-м разнится с его поведением в 1977-м.   Плюс ко всему "техническая часть" (порталы, маяки, синкамеры, бакрисы ) написана очень коряво и не всегда соответствует тому, что будет дальше.      Так что лучше переходите сразу ко второй части (12-я глава - "Прибытие"). Иначе имеете все шансы не продраться через этот бред графомана.    Чтобы хоть как-то помочь читателям не читать первую часть, выкладываю спойлер первой части в нынешнем виде.       Макс, получив волшебную палочку, вместо того, чтобы погрузить ненавистную ему Америку в пучины океана и занять должность местного бога, грозного, но справедливого, начинает страдать фигней - ремонтирует дороги возле своего панельного дома, заводит автосервис, покупает бросовую землю под заводик. Чтобы получить деньги для покупки земли, Макс начинает сдавать в скупки синтезированное из воздуха золотишко десятками кило. Вот же идиот, вместо того, чтобы выиграть в казино, лотерею, на скачках, опустошить какой-нибудь американский банк или просто скопировать хранящиеся в нем баксы, он по скупкам и ломбардам бегает! Единственный более-менее логичный поступок - Макс омолодился со своих почти 57-ми лет до тридцатника. Правда, вместо того, чтобы сделать себе новые документы, он пользуется старящим гримом.   В итоге за крупным поставщиком золота и антиквариата начинают охотится специально обученные люди. Максу удается уйти через пространственный портал в совершенно безопасное место, но он так напуган, что еще и сбегает в прошлое.                   Мушка эта - внешний манипулятор первого порядка, на языке Грэйва называется бакрис, или чуть длиннее -базовый внешний синтезатор, он по сути, персональный робот второго уровня и связан с грэйвом по какому-то надсингулярному каналу, являющемуся далеким потомком современного радиоканала. Надсингулярная связь в просторечии называлась гиперрадио, хотя на самом деле и гиперрадио было очень дальним предком надсингулярной связи. Правда, несмотря на радикально изменившиеся принципы связи, слова гиперрадио и гиперсвязь так и не вышли из оборота, должно же быть хоть что-то у человечества постоянное в стремительно меняющемся мире техники. Бакрис в основном нужен для того, чтобы производить ближнюю разведку и синтезировать небольшие нужные объекты. В матсинтезе используется преобразование материи по какому-то неизвестному Максу принципу, Грэйв, кратко объясняя этот принцип, выдал длинную фразу, но Макс из неё почти ничего не понял. Начальной материей может быть что угодно, хоть молекулы воздуха, хоть вода, хоть крупинки любого вещества, но для удобства матсинтеза, если нет доступа к воде, обычно используется минимум двойное преобразование материи. Виртуальные трубчатые синкамеры синтезатора вгрызаются в грунт, превращая его в обычную воду и создавая силовой трубопровод, вода по этому трубопроводу поступает в основную синкамеру синтезатора для дальнейшего преобразования какое угодно вещество. Молекулы конечного вещества в выходной части синкамеры синтезируются в нужной точке пространства, и так, атом за атомом создается нужный предмет. В процессе матсинтеза происходят значительные колебания температуры и давления, а также мощные излучения и собственно поэтому и требуется синкамера, оберегающая окружающих от этих колебаний. Синкамера- это и есть то самое вздутие, которое наблюдал Макс как брюшко клеща, превратившееся в серебристый параллелепипед. Синкамера грэйва, в которой синтезировался бакрис, очень ограничена размерами и поэтому может создать бакрис быстро, только используя внешнее охлаждение, для чего и приходится опускать грэйв в воду. Вода к тому же являлась исходным веществом для синтеза. Без воды, не опасаясь перегрева, используя только окружающий воздух, можно создать бакрис примерно за семь часов. В принципе, бакрис является многоразовым устройством, после выполнения задания он возвращается в грэйв, поэтому синтезировать его заново не надо. Бакрис, как робот второго порядка, в отличии от грэйва работает без близкого контакта с человеком и поэтому может выбрать для синтеза наиболее удобную точку местности, где осуществляет синтез максимально быстро. Перемещается бакрис в пространстве на основе антигравитации, но, в соответствии с установками прежнего хозяина на секретность для цивилизации более низкого уровня, оформлен в виде мелкой летающей мушки.    Макс спросил грэйва, почему же в нем не было готового бакриса, на что тот ответил, что так уж сложилось, случайная смерть застала прежнего хозяина именно в тот момент, когда грэйв был снят хозяином в процессе переделки внешнего вида грэйва из ладанки в часы. Хозяин собирался переместиться во времени на месяц вперед по линии и менял личину. Лес казался совершенно безопасным, людей не было в радиусе восьми с половиной верст, поэтому хозяин беспечно снял старого грэйва и положил его рядом с новым для синхронизации и передачи статуса. Контакт с телом хозяина временно отсутствовал и команды управления не проходили. Хозяин решил искупаться в ручье, в те времена значительно более полноводном. Передача статуса была завершена, старый грэйв разложен на атомы в синтезаторе, развернутом бакрисом, оставалось произвести адаптацию нового грэйва к хозяину. Неожиданно у ручья появилось ломящееся сквозь кусты стадо кабанов. Старый хозяин только и успел, что выскочить на берег и схватив нового грэйва, надеть на руку, добежать до оставленных на берегу вещей достать из них револьвер. Контакта с обновленным грэйвом еще не было, новые сенсодатчики не успели адаптироваться к телу, да и команда адаптации не была запущена - для запуска требовались манипуляции с заводной головкой, те самые, которые случайно проделал Макс, надев грэйва на руку. В общем, невероятное стечение обстоятельств не закончилось даже тем, что кто-то из животных пробил копытом что-то в синтезаторе, скорее всего раздавил внешний корпус синкамеры, в результате чего последовал деструкционный микровзрыв самоликвидации синтезатора и развернувшего его бакриса. После громкого хлопка стадо испуганно шарахнулось наутек от источника звука, но, на беду, как раз в сторону хозяина, только-только схватившегося за рукоятку нагана. Тяжелые кабаны моментально свалили человека, попутно разорвав клыками живот и горло. Смерть хозяина была практически мгновенной. Дать грэйву какую-нибудь команду было уже некому.   После того, как Макс наконец то узнал, как именно умер Череп, он продолжил поверхностное знакомство с процессом синтеза предметов. Оказалось, синтез ограничен только наличием исходного вещества и свободным пространством, в котором будет размещена синкамера синтезатора. Для больших предметов требуется и более мощная исполнительно-вычислительная часть синтезатора, она создается в процессе увеличения синкамеры до необходимого размера. Исходя из такого алгоритма для создания громадного многотонного паровоза требуется ненамного больше времени, чем для создания маленького и легкого велосипеда, лишь бы был достаточный объем сырьевой материи. Кроме того, бакрис по какому-то сложному алгоритму сам оценивал, как проводить синтез. Для более крупных или многочисленных предметов бакрис создавал физически независимые от себя синтезаторы. После синтеза нужного объекта все созданное оборудование опять превращалось в исходную материю, так что кроме созданного объекта на местности больше ничего не оставалось, даже рельеф мог не измениться. Основная материя для синтеза подавалась из глубины земли по созданным виртуальными синкамерами подземным трубопроводам в виде обычной воды. Всё-таки эта модель грэйва была специально предназначена для путешественников по разным мирам и временам, а такие путешественники просто обязаны были скрывать само свое существование от местного населения. В идеальном случае синтез следовало проводить на берегу какой-нибудь речушки, используя уже готовую воду, но и в безводной местности всегда можно найти никому не нужный кусок площади, который потом, через несколько лет, немного просядет из-за подземных пустот, лишенных материи, и просядет практически незаметно для местного населения.   Макс потребовал у грэйва синтезировать ему что-нибудь. Под чем-нибудь Макс прежде всего представил деньги. Макс, направляемый советами грэйва, предоставил бакрису на обследование сторублевку, после чего тот соорудил подходящий по размеру синтезатор. Макс вложил сторублевку в открывшуюся синкамеру и через несколько секунд по сигналу грэйва вытащил из синкамеры уже две. Приказав не разбирать пока синтезатор, Макс начал их сравнивать. Купюры были совершенно идентичными. Макс не мог их отличить друг от друга. Одинаковые номера, одинаковые следы сгиба, одинаковые потертости и пятна. Да, попади он с такими деньгами в кутузку, не миновать ему отсидки за фальшивомонетничество. Макс потребовал скопировать десятирублевую монету. Монета синтезировалась самую малость дольше, чем сторублевка. Макс выяснил у грэйва краткое описание процесса. Синтезатор сейчас работал в режиме дубликатора, он разбирал исходный предмет на атомы, слой за слоем, занося в память математическую матрицу расположения этих атомов. Потом просто синтезировал нужное количество идентичных предметов, согласно этой матрице. При желании матрицу можно было передать в бездонную память грэйва и потом синтезировать точную копию без участия оригинала. Макс прояснил вопрос, много ли матриц хранится в памяти грэйва, после чего решил отложить знакомство с неизвестными ему знаниями на потом и вынул из синтезатора готовые монеты. Никакой разницы, и царапины и ямки совпадают. Да, вообще-то и одинаковые монеты будут подозрительны. Хотя монеты - это не бумажные деньги, номеров на них нет, а одинаковость можно исправить, достаточно хорошенько потрясти их в какой-нибудь емкости, в результате монеты получат индивидуальные царапины. Только мелко это как то, ходить в магазины с монетами, да и вообще, фальшивомонетчиком становиться всё же не хочется, воспитание не позволяет. Не совсем фальшивомонетчиком, синтезированные деньги все же будут настоящими, ни один экспертный центр с его супермикроскопами и спектроскопами не назовет эти деньги фальшивками, ни монеты, ни купюры. Вот только из-за одинаковости номеров купюр деньги обязательно признают каким-нибудь вынесенным с Гознака браком или того хуже, леваком, на заводе начнется расследование и поедет кто-то невиновный лес валить, как пить дать поедет, без стрелочника в таких делах никак нельзя. Да ну его, с такой штукой, как грэйв, теперь не пропадем. Можно делать массу вещей с нулевой себестоимостью. Разберемся, где наша не пропадала. Макс придумал, что надо в первую очередь синтезировать - тот самый бензин, за которым и шел. Грэйв имел в памяти матрицу бензина и быстро сделал Максу три литра топлива прямо в канистре. Макс попросил синтезировать лопату и тоже получил её. Дав команду грэйву разобрать синтезаторы, Макс быстро закидал останки Черепа песком. Не следует костям на солнце смотреть. После этого Макс, весело насвистывая, подхватил сумку и канистру, бодро зашагал обратно к машине.   К машине он подходил уже не так бодро, канистра хоть и всего трехлитровая, но всё же за долгий путь немного оттянула Максу руку. Да еще эта лопата, бросить жалко. Когда Макс уже видел свою колымагу, в голову ему пришла совершенно дурацкая мысль - а зачем это я бензин столько тащил, ведь его можно было синтезировать на месте. Но теперь чего на собственную дурость пенять, уже донес. Макс уже вставил лейку в бензобак, когда его посетила еще одна совершенно дурацкая мысль.   - "Грэйв - ты какой бензин мне синтезировал?"   - "Как это какой? Какой в памяти был, тот и синтезировал".   - "А в каком году матрица бензина сделана? В 1917-м?"   - "Нет, в 1916-м"    Макс зло выругался и в сердцах отшвырнул канистру. Черт его знает, какое октановое число было у того доисторического бензина, но явно оно даже до 76-го не дотягивало, не говоря уже о нужном 95-м или более привычном 92-м. Но Макс соображал быстро и уже через минуту дал задание грэйву сделать анализ остатков бензина в баке и заодно удалить из бака весь накопившийся осадок, а потом синтезировать полный бак бензина. Машина завелась почти сразу, Макс похвалил себя за то, что заглушил её сразу же после того, как она начала чихать. Стрелка уровня топлива непривычно уперлась в правую сторону, показывая полный бак. Макс покатил домой. Машина на "левом" бензине работала неплохо. Душа ликовала, теперь можно кататься сколько душе угодно, и даже больше. И по делам и просто в свое удовольствие. Хотя и машину можно сменить. Даже нужно. Ладно, дома разберемся, как дальше жить.      Макс свернул в свой двор между панельными девятиэтажками. Замечтавшись, влетел в знакомую, но от этого не менее коварную яму, машина жалобно проскрежетала днищем об асфальт. Подъездные дороги у домов практически не ремонтировались с момента сдачи в эксплуатацию этих самых домов. Так, иногда особо глубокие ямы закидывали асфальтом и кое-как утрамбовывали, но уже следующей весной латки опять разбивались

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками

Мелкозаглубленный ленточный фундамента своими руками